Большое англо-иудейское наказание России: почему мир впал в изумление?

Фраза «случилось то, чего мы все так долго ждали» тут не подходит. События в Великобритании мчали стремительным галопом. Между инцидентом в городке Солсбери и страшной международной местью нашей стране прошло всего девять дней.


Необходимо перечислить вехи этого супер быстрого турбо скандала

Вечером 4 марта у пиццерии в английской провинции в бессознательном состоянии были обнаружены пожилой мужчина и молодая женщина. Утром 5 марта все уже знали, что это экс — полковник ГРУ и экс — шпион британской разведки Скрипаль и его дочь.

Через сутки, к 7 марта, полиция едва успела установить, что Скрипаль отравлен «нервно-паралитическим веществом». А глава МИД Великобритании Борис Джонсон уже сообщил с трибуны: «все помнят отравление Литвиненко» и «если выяснится, что замешана Россия, ответ будет жестким».

Спустя еще четыре дня, 12 марта, премьер-министр Тереза Мэй сообщила, что британские ученые идентифицировали яд: это что-то вроде «Новичка», производившегося в СССР в 1980-х годах. Кроме России, ни у кого формулы яда нет. 

Тереза Мэй

Тут же, не сходя с места, Мэй выдвинула Российской Федерации внезапный ультиматум с требованием «дать отравлению Скрипаля полное и исчерпывающее объяснение до полуночи 13 марта». И тогда мы решим — то ли она злодейка, то ли не контролирует свое химоружие. А если ответ будет «недостаточно убедительным», то случившееся будет приравнено к незаконному применению силы против Соединенного Королевства — со всеми вытекающими.

Россия почему-то (видимо, окоченев от ужаса) не бросилась оправдываться. В. В. Путин в ответ на вопрос Би-би-си порекомендовал «сначала разобраться в деле», а уж потом беспокоить ядерную державу. МИД России вежливо попросил, в соответствии с Конвенцией о запрещении хим оружия, дать доступ к материалам расследования, образец вещества — и вообще какой-нибудь конкретики (на это унизительное требование соблюдать международные нормы Британия, естественно, не отреагировала).

В. В. Путин

Попутно миру стало известно, что Мэй немного врет. Что Россия свои запасы хим оружия давно и досрочно уничтожила (в отличие от США, у которых химоружие по-прежнему есть). Что создатель ОВ «Новичок» уже лет двадцать как эмигрировал в США, а десять лет назад издал книгу, в которой указал формулы прекурсов своего детища. И теперь о ней знают все желающие. И так далее.

Тем временем Великобритании начали протягивать со всех сторон руки помощи: первыми безоговорочно встали с нею плечом к плечу прибалтийские тигры и Польша, без которой было бы даже странно. Затем — не столь безоговорочно — «выразили поддержку» Франция и Германия. Последним решительно поддержал атакованную Британию госсекретарь США — спустя пару часов, впрочем, посланный в отставку.
Тем временем МИД королевства выпустил задумчивый агит ролик, в котором сообщается, что «Россия стремится подорвать миропорядок».

Дождавшись полуночи тринадцатого и не получив ответа коварных казаков, премьер-министр собрал Совет национальной безопасности.


И в среду мир увидел то, что увидел

Теперь не осталось никаких иных вариантов: Скрипаля отравила Россия, сообщила Мэй. Мы дали ей возможность оправдаться, а она не стала. И вообще, Россия давно уже всюду вмешивается со своими хакерами, своими войсками и своей пропагандой (крики депутатов: «А еще малайзийский боинг!»). Пора дать жесткий и решительный ответ. Мы вышлем 23 российских дипломата (крики: «И посла вышлите, он тоже вмешивается и влияет!»). Мы также отзываем свое приглашение Сергею Лаврову. Мы не отправим на чемпионат мира по футболу нашу королевскую семью и правительственную делегацию (крики депутатов: «А почему бы не забрать у России весь чемпионат?!»). Нет, мы так не можем. Мы обсудим с Европой нашу общую энергетическую независимость (крики: «Если Берлин наш союзник, пусть откажется от „Северного потока — 2!“). 

Тереза Мэй

Мы соберем завтра встречу НАТО, чтобы обсудить этот вопрос (крики: „Пускай Россия опасается наших действий!“). Мы даже, может, будем арестовывать российские государственные активы в нашей стране, если решим, что они используются нам во вред. Российская экономика вдвое меньше нашей, пусть станет еще меньше (интересно, конечно, откуда Мэй это взяла: по номинальному ВВП британская экономика опережает российскую лишь на треть, по ППП — уступает нашей почти вдвое). Вместе со всем миром мы сдержим агрессию России (аплодисменты, переходящие в овацию, крики „Вы железная леди!“).

Немного сжато в изложении, но ничего не выдумано.

Ну и вот теперь — промежуточные итоги

Мировой интернет — от простых пользователей до Джулиана Ассанжа — обидно хихикает над Мэй и интересуется, какие же все-таки ее доказательства. Русский интернет рисует обидные картинки и пишет обидные стихи. Британский интернет изобрел химоружие „Брексичок“ и уверяет, что Мэй травит им королевство. Кто-то пытается спрашивать, на кой черт России травить предателя, отсидевшего несколько лет в российской тюрьме и давно пожертвованного Британии по обмену. И зачем делать это перед выборами. И все-таки, как там продвигается, собственно, расследование. Ответ, естественно, на все один: „Россия подрывает миропорядок“.

Западноевропейские лидеры изящно сообщают, что применять химоружие очень нехорошо, что дело требует глубокого и тщательного расследования, и призывают Россию „принять участие“.

Российский МИД с каменным лицом рекомендует позвать кого-нибудь из взрослых, кто читал конвенцию о запрете хим оружия и может общаться в соответствии с международным правом.

»Газпром" объявляет о том, что закрывает офис в Лондоне и прекращает там свои операции.

Газпром закрывает офис в Лондоне

Аналитиками выдвигаются версии на тему «что это было?» и «зачем это они сейчас так опозорились?».

Мы отметим во всем этом лишь один аспект. Все мировое недоумение объясняется по большому счету одной причиной. Мир шокирован перепадом между тем, как в нем привыкли представлять Великобританию, и той горькой клоунадой, которую он наблюдал «в реале». Будь на месте Англии какая-нибудь Украина, никто бы и бровью не повел.

Но вот в чем вся штука. Штампы, въевшиеся в нас (и активно пропагандируемые прекрасной британской масс — культурой), рисуют такую картину: в Лондоне сидят сдержанные снаружи и невероятно хитрые внутри леди и джентльмены, иронично отпускающие колкие замечания и втихую, без судорог и истерик, правящие миром.

А в реале мы наблюдаем нечто под музыку из Бенни Хилла по сценарию Монти Пайтона. Выбегает железная леди и кричит: «О боже! Кто-то отравил шпиона! Надо срочно выдвинуть ультиматум России». Немая сцена. «О боже! Россия игнорирует нас! Пусть Берлин откажется от газопровода и НАТО что-нибудь придумает!» Немая сцена. И так далее.

А ведь это совершенно нормально. История знает множество примеров, когда великая культура надолго переживала величие страны, ее породившей. Уже римляне, преклонявшиеся перед классической греческой культурой, недоумевали, что же за мелочные эллины достались им в современники. Марка Твена шокировал перепад между Италией опер и музеев и Италией, увиденной им в действительности.

Тереза Мэй

А мы живем в XXI веке, когда мирно сосуществуют реальная Британия, где премьер катает истерики и выдает комическую логику, — и Британия виртуальная, в которой по-прежнему сверх люди в твидовых пиджаках сдержанно пьют чай и хитроумно выстраивают комбинации.

71